«Сеющий в плоть свою от плоти пожнет тление»
Гал.6:8

 

Никто не может согрешить и остаться безнаказанным. Всякий грех влечет за собой последствия, и очень горькие. Даже если в начале грех кажется безобидным котенком, то вскоре он начинает пожирать подобно беспощадному льву.

О мнимом очаровании греха мы слышим на каждом углу. Но очень редко кто-нибудь говорит об обратной стороне медали. Немногие решаются рассказать о своем падении и следующем за ним отчаянии.

Именно этому посвятил свое эссе один из самых талантливых писателей Ирландии. Он рассказал о том, что однажды, вступив на путь противоестественного порока извращения, он уже не мог остановиться, пока не запутался в сетях судебных разбирательств и не очутился в тюрьме.

«Боги одарили меня очень щедро. У меня был гений, громкое имя, высокое положение в обществе, острый и смелый ум. Я превратил искусство в философию, а философию в искусство; я изменял мнение людей и цвет вещей; люди приходили в изумление от всего, что я говорил или делал…

Лишь искусство было для меня реальностью, жизнь же сама — лишь выдумкой. Я пробудил воображение моего века, так что он стал создавать вокруг меня мифы и легенды. Смысл всех систем я выражал одной фразой, все сущее — одной эпиграммой.

Но рядом с этим в моей жизни было и совсем другое. Я позволил завлечь меня в сети долгой, бездумной и сладострастной праздности. Я забавлялся своей ролью донжуана, денди, светского льва. Я окружил себя заурядными характерами и недалекими умами. Я без оглядки разбазаривал свой гений; зрелище бездумно растрачиваемой молодости доставляло мне удивительную радость. Мне наскучило быть на вершине; в поисках новых впечатлений я преднамеренно спускался в бездну. Извращенность стала в области страсти для меня тем, чем был парадокс в области мысли. Желание в конце концов стало болезнью, или безумием, или тем и другим вместе. Я начал небрежно относиться к жизни других. Я брал все, что мне нравилось, тогда, когда мне нравилось, а потом уходил, не оглядываясь. Я забыл, что даже самый ничтожный поступок или созидает, или разрушает нашу личность и что нет ничего тайного, что однажды не стало бы явным… В конце этого пути меня ждали кошмарный позор и бесчестие».

Это эссе, где он описывает пережитое, получило красноречивое название «De Profundis» — «Из бездны».

 


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *