«Когда мир своею мудростью не познал Бога в премудрости Божией, то благоугодно было Богу юродством проповеди спасти верующих»
1Кор.1:21

 

 

Некоторые члены церкви Коринфа пытались сделать Евангелие привлекательным для интеллектуалов. Они очень много внимания уделяли мудрости этого мира и не могли не видеть, что некоторые аспекты христианства для мирских философов были неприемлемы.

Они не собирались оставлять веру, но хотели дать ей новое определение, которое бы могло быть принято в научных кругах.

Павел безжалостно обрушивается на их попытку повенчать мудрость мира с Божьей мудростью. Он слишком хорошо знал, что в погоне за признанием у интеллектуалов очень легко растерять духовную силу.

Давайте смотреть правде в лицо! В Евангелии есть то, что иудеи почитают оскорблением, а язычники глупостью.

И это еще не все: в своем большинстве христиане — совсем не те, кого бы мир назвал людьми мудрыми, могущественными или благородными.

Рано или поздно нам придется признать, что нам не место в рядах интеллигенции, что в глазах мира мы глупы, слабы, неблагородны, презираемы, что мы — ничто.

Разве не чудесно, что эту проповедь, которую многие почитают глупостью, Бог использует для спасения верующих? Что те, кого почитают ничем, нужны Богу для достижения Его целей? Избрав нас, простые и незамысловатые инструменты, Он затмевает всю пышность и вычурность этого мира, но в то же время лишает нас самих возможности присвоить себе славу и хвалу за успехи, которые по праву принадлежат лишь Ему одному.

Это совсем не значит, что научным исследованиям нет места в среде христианства. Но научный интерес должен идти рука об руку с глубокой духовностью, иначе он становится опасен. Если ученый ставит себя выше Слова Божьего и начинает утверждать, что, например, одни авторы Библии пользовались более достоверными источниками, чем другие, то он уже очень далеко отошел от истины Божьей. Когда же мы пытаемся добиться расположения подобных ученых мужей, мы беззащитны перед всеми их ересями. Придя в Коринф, Павел не стремился изумить его жителей перлами красноречия и мудрости. Он не хотел говорить с ними ни о чем, кроме как об Иисусе Христе и Его кресте. Он знал, что сила — в простой и незамысловатой проповеди Евангелия, а не в псевдоинтеллектуальных рассуждениях о заумных вопросах или надуманных проблемах.

 


 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *